РЕЦЕНЗИЯ на книгу Ирины Марковой «Стихотерапия»

Вы здесь

В поэзии как в жизни – все в процессе, поэтому неразделимо, и пейзажная лирика может оказаться гражданской, а любовная – философской. В поэзии нет четких дорог, одни направления, и в ней муссон запросто может перемешиваться с гольфстримом. Это как правило. Но бывают и исключения. Пародии, сатирические стихи и эпиграммы – однозначное исключение, четкая самостоятельная дорога в поэзии. Казалось бы. Но мы и сейчас убедимся – что талантливо, то едет по бездорожью и не ломается, поскольку «что это, из какой оно рубрики выехало?» определить невозможно.

Обостренная Россия всегда была богата на обостренный язык, в России словом можно и убить и оживить человека (все зависело и зависит от таланта автора и от силы духа объекта пародии). Достаточно вспомнить творчество Лермонтова и Пушкина. Но тогда были дуэли, поступки в наказание, в отместку, в обиду на просто слово. Потом дуэли переродились в наем профессиональных киллеров и после Дантеса были совсем запрещены. А дерзкое и лечащее слово осталось зреть, и не мудрено – почва благодатная, это признала еще «агроном» Панаева в своих воспоминаниях о жизни с классиками, которым не чужды были всякие мелочи жизни и тяжбы за свой кусок земли и славы.

Не даром вначале было Слово, потом оно являлось чуть ли не единственной отдушиной в советскую эпоху чтения между строк. Оно обезличивалось, становилось народным, хотя писали сатиру, юмор и пародии, эпиграммы и анекдоты конкретные, известные всем люди (и неизвестные солдаты словесности, о которых знало только наше родное КГБ, но давало им дышать, чтобы дышали мы).

Сегодня «главлит» приватизирован «подковерными правлениями наших родных литературных колхозов», но на вершине нашей поэтической пирамиды, свидетелями живучести и остроты языка, «производителями» пародий и эпиграмм и просто стихов, комедий и трагедий в них и с ними, всегда находились, находятся и будут находиться горстки отважных, такие как … и например…Александр Иванов, Валентин Гафт, допустим, и вот перед вами, уважаемый читатель, яркий продолжатель этой традиции – Ирина Маркова.

В сатире и юморе, в пародии и эпиграмме, как нигде в поэзии, талант и особый дар чувствовать людей, поэтический язык, проявляется сразу, с первых строк, его не спрячешь в тоннах воды – это и об Ирине Марковой. В ее книге, которая перед вами, обостряется и объект и субъект сатирического вида поэтической деятельности, поэзия съезжает с автобана в дремучий лес нашего подсознательного и начинаются проверки на дорогах…

Нужно быть и смелым, и талантливым, и самокритичным человеком, чтобы взяться за пародию и писать умные, позитивные, интересные сатирические и юмористические вещи. Если из искры юмора возгорается пламя даже у Шекспира, если юмор – это бензин для перпетуум-поэзии-мобиле, тогда Ирина Маркова – владелец нефтевышки, однозначно. Это когда каждое творение создано и на злобу дня, и для вечности.

Для доказательства наличия «прибыли» с этой «нефтевышки» обратимся лишь к одному стихотворению Ирины. Сие даже и не пародия, не эпиграмма, скорее сатира? А может, трагедия? Или гражданское? Философия? Что это? – просто самостоятельный стих, талантливое поэтическое произведение для вечности на примере одной конкретной жизненной ситуации в России нового миллениума. Сейчас мы его назовем.

Только на минуточку – во времена Лермонтова Ирина была бы вызвана на дуэль, наверное (в поэзии гендерного признака нет, все авторы – работники творческого цеха, поэтому и женщину можно вызвать, и Ирину Маркову привлечь к себе и нежно прижать к стенке за ее стих «Адвокат Макаров», в котором вся интеллигентная Россия нашего времени, Россия, которая не потерялась, просто в ней «защищать свои творенья поэт Вишневский попросил» и адвокат «достал свой черный пистолет», но «от стихов защиты нет…», «коль в бой идешь не с той фигурой» (пули из стиха «адвокат Макаров»).

Вы видели эти пули? Так это автор Ирина Маркова их зажигает, как сказали бы тинейджеры, на протяжении всей книги. Благо почва благодатная всегда и везде. И в огромной усадьбе Некрасова из книги Панаевой и «на шести сотках поэта Дубовицкой» из книги Ирины Марковой, везде-везде – «страна Облома и Бедлама». И это – наша страна. Мы ее никому не отдадим. Поскольку это у нас есть вечные лирические герои русского языка Ирины Марковой, и под ее пером «извиваются» все наши пороки, которые лечат, конечно же, «психиатры из палаты Бездомного», и против них, как всегда, вожди и… наш простой народный «лом», против которого нет приема, только по рации, а в итоге все смешалось в доме Обломских и Ирина Маркова сама себе ставит «Кол по поведению», но «поэт Вишневский» (имя назидательное из книги Ирины), конечно же, навсегда остается живее всех живых отличник боевой и поэтической подготовки.

«Как не остановить бегущего бизона, так не остановить поющего Кобзона» – пошутил однажды Валентин Гафт, и ему за это ничего не было. Так и «поэту Вишневскому» ничего не будет за попадание в музы к Ирине Марковой. Вообще, после этой книги никому ничего не будет, только поэтическая среда наша останется живой, полнокровной и искристой. Если Вы прочитаете эту книгу. В том числе.

В заключение, как истинный поэт и «доктор», Ирина Маркова дает всем собратьям и медсестрам полезный совет – пишите и отходите подальше: «коль «нестихи» твои не слишком гладки, ты уходи как минимум в легенду, без всяких там вернуться без оглядки».

Виктор Авин, поэт, прозаик, литературный критик

Рецензия от: 
Виктора Авина