Не отрекусь от имени твоего

Вы здесь

В настоящее время, когда классическая поэзия в среде молодого поколения не в чести, а в России печатные страницы всё более и более заполняет, как разрушительное цунами, безграмотный и пошлый рэп. А ради денег устраиваются различные «концерты» и «поэтические вечера» с уча-
стием графоманов…
Но вот появляется истинно поэтическая книга «Имя твоё – Россия» известной русской поэтессы Инны Варварицы.
Программным её стихотворением, на мой взгляд, является «Русское поле», широко охватывающее мыслью и душой то, что хочет по-своему сказать поэтесса о родном доме – России:

Раздольное поле мне ближе, чем горы и море.
Приволье родное – лекарство от всяких невзгод,
а берег Оки с жёлтой отмелью и косогором
дороже любых заграничных, заморских красот.

Я видела много в Европе, Японии, Штатах
озёр, водопадов, лесистых и снежных высот.
Пусть разные страны пейзажами были богаты,
но русское сердце в заморских краях не поёт!

Из рощи берёзовой выйду к простору без края –
дыханье прервётся на миг, и восторженно сердце замрёт:
здесь русская вольность, и с травами ветер играя,
за облаком вслед в неоглядные дали зовёт!

Для чувства, рождённого в сине-зелёном просторе,
я слов не найду и его описать не берусь.
Раздолье полей – где-то счастье здесь бродит, и горе,
здесь тихая нежность и сердце щемящая грусть!

Богатство русской природы завораживает читателя в стихотворных образах поэтессы. Легко, без душевного напряжения льются слова: «Небо над полем бездонно. Донник. Цветы иван-чая. Ветер гуляет раздольно, травы, как волны, качая. Даль без конца и края. Зелень сливается с синью. Ветер летит, напевая светлое имя – Россия!» Стихотворение отражает настроенность на главную тему её души. Дополняют этот духовный пласт стихотворения «Голос ветра», «Сумерки», «Вечернее», «Колдовская осень», «Игра судьбы,», «От листопада до листопада» и многие другие. В них тема России тесно связана с образами русской природы.

Инна Варварица видит в своём творчестве свою Родину во «всём объёме», не лакируя, не вознося то, что невозможно и не надо возносить, как в стихотворении «На просторах русских, меж лесов и рек…»:

На просторах русских, меж лесов и рек,
столько деревушек доживает век!
Избы деревянные – горькая печаль.
Сиротливых, брошенных бесконечно жаль.

В окнах заколоченных не горит закат,
и кипрей с крапивой заглушают сад.
Зачертополошились бывшие поля.
Что с тобою делают, русская земля?!

Но Россия жива своим народом, не забывающим – кто мы в современном мире и чьи мы наследники:

По лесистым холмам, по просторам полей
разбрелись, обозначив Россию
тут и там, белостенные сотни церквей
в куполах златоглавых и синих.

Ярославль, Переславль – сердце русской земли,
сказок родина, сказов былинных.
Здесь вставали дружинами богатыри,
Русь стараясь собрать воедино.

Собирали. И строили здесь на века
монастырские прочные стены.
Срубы изб от наличников и до конька
украшали резьбой непременно.

Главная тема любви к своей Родине проходит через всю книгу Инны Варварицы, не подвергаясь никакому поэтическую влиянию извне. Поэтесса отвергает такое влияние даже в стихотворной форме, включив своё высказывание в данную книгу в стихотворении «Птица я не яркая…», что говорит о своей уверенности в правоте:

Птица я не яркая. Песнь свою
тихо, незатейливо всем пою.
С голосом малиновки, соловья
не сравнится скромная песнь моя.

Каркнул как-то ворон мне:
– Почему
тихо так щебечешь ты? Не пойму!
Может, хочешь, как-нибудь прилечу,
громко каркать и тебя научу?

Тут вмешался соловей в птичий спор:
– Ни к чему о громкости разговор.
Мне любые сложности по плечу!
Если хочешь, звонко петь научу!

Но отвечу ворону, соловью:
– Я с чужого голоса не пою!
Пусть и незатейлив он, голос мой,
но правдивый, искренний и живой!

Отсюда и великолепная любовная лирика Инны Варварицы. Ведь чувство любви не приходит со стороны. Оно с рождения живёт в человеческих генах, но человек не ощущает их во всей полноте, а только в каких-то отрывках: в трагических ситуациях или в творческом вдохновении!
И вот, когда читаешь такие стихи Инны Варварицы, понимаешь, что это – не «бумажные стишки», а трагическое исповедание перед собой и читателем. Таких стихотворений много! Но они ни образно, ни тематически не повторяют друг друга, а только усиливают трагедию, как в стихотворе-
нии «Размолкве»:

Как такое случилось вдруг?
Перед нами одно и то же,
почему нам так непохоже
стало видеться всё вокруг?

Одного языка словами
взгляд свой силимся доказать,
но друг друга не можем понять.
Словно пропасть теперь меж нами.

Мир, который вчера был светел,
всё мрачнеет, счастье губя.
Я ушла от тебя… В себя…
Я ушла, а ты не заметил.

Тонкие, едва прозрачные стихи говорят нам об истинной поэзии, которую не создашь ни кропотливой работой, ни сидением над чистым листом бумаги, ни чтением гениальных книг классиков о любви. Если она есть, то – есть. Иначе – не надо марать бумагу, а найти ей более полезное
предназначение.
Впечатление свободы, раскованности в стихах поэтессы вызывает ответное чувство у читателей, которое притягивает, – и возникает чувство родства с настоящей поэзией. К таким стихотворениям также относятся: «Письмо» (…Сейчас не пишут писем… эСэМэС-ки…, Но в них не помещается душа…), «Мой мир был радостен и светел» (…мой мир был радостен и светел. Под беззаботный детский смех так слепо верила – на свете, ты лучше и надёжней всех!) Или «Прощальное» (Оставь сомнения: «Как быть?» Не береди напрасно, Твоё забвенье не нарушу! Забудь, раз хочется забыть). И последний пример:

Прощай! Забудь мою любовь!
За призраком другого счастья
иди, судьбе не прекословь!
Мне ни к чему слова участья –
свой пыл речей оставь другим,
а я словам уже не верю!
Прощай!
Бессильно взвою зверем,
когда закрою дверь за ним.

Необходимо отметить широкое разнообразие тем стихотворений в книге. Здесь соседствуют и чисто патриотические стихи, как «Штурм Берлина», «22 июня», «У обелиска», «Колыбельная солдатки», «День Победы», «Память», «Старые раны земли», так и юмористические – «Париж и в шутку и всерьёз». Поэтесса «не замыкается» на одной теме, а пишет о том, что в данный момент близко её мыслям и душе. Не чурается она и простых, тривиальных сюжетов, в которых присутствует «своя» философия. К примеру, в стихотворениях: «Сосед», «Лексеевна», «Таджик». Близка Инне Варварице и песенная поэзия, к примеру, «Песня в пути».
По-своему, но с глубокой любовью к судьбе поэта Николая Рубцова решена поэма «Чёрный лебедь», которая была отмечена в периодической печати. И вторая поэма «Синь-камень», проникнутая народным духом, – она ещё ждёт исследователей народной поэтики.
Несколько слов надо сказать и о строении книги. Кроме стихотворений различной тематики, о которых мы конспективно упомянули, в ней присутствуют прозаические тексты, вклиняющиеся в «стихотворные блоки».
Что это? И о чём они? Скорее, это горькие и осуждающие размышления о жизни, неприемлемой для нынешнего человека в обществе, а иногда – просто наблюдения со стороны.
Мне кажется, что такое построение книги имеет определённый смысл: перемежающийся с высокой и «обыденной» поэзией, которая есть как бы проникновение в текущую жизнь.
Только прочтя книгу Инны Варварицы можно почувствовать её сложную поэтическую философию.
Желаю ей долгой и счастливой жизни.

Секретарь Правления Московской городской организации
Союза писателей России,
Академик Петровской Академии наук и искусств
Юрий Богданов

Рецензия от: 
Юрия Богданова