СМЕРШ идет по следу

Вы здесь

Во время Второй мировой войны немцы готовили несколько операций по уничтожению Иосифа Сталина. Но самой реальной была та, которую, по приказу Шелленберга, готовила группа "Цеппелин" и лично знаменитый Отто Скорцени, а исполнителем должен был стать русский перебежчик Петр Таврин (он же Шило – ограбив организацию, в которой он работал, Шило скрылся от следствия и сменил фамилию на Таврин), которого на самолете забросили в смоленские леса. Операция эта готовилась почти два года, было изготовлено специальное устройство – панцеркнакке (своеобразный пистолет, который был прикреплен к руке Таврина, и спрятан в рукаве кителя), спосбоный пробивать бронированные цели на расстоянии до 300 м. Об этой операции становится известно СМЕРШу, о чем сообщили агенты советской разведки из Берлина, начинается противостояние главного управления контрразведки "Смерть шпионам!" и абвера с СД, генерала Абакумова и группенфюрера СС Шелленберга.
В романе рассказывается не только о подготовке Таврина, но и о руководстве Русской Освободительной армии, с одним из руководителей которой, бывшим секретарем Бауманского райкома ВКП(б) г. Москвы, Жиленковым, с которым Таврин был лично знаком. Именно Жиленков и уговорил Таврина пойти на этот террористический акт. Для подготовки Таврина перебрасывали в разные места (где были школы подготовки диверсантов), в том числе в Ригу и Псков. Во Пскове Таврин неожиданно становится свидетелем совместного парада солдат райхсвера и власовцев. Вместе с Тавриным должна была лететь его жена Лидия Бобрик (она же Шилова, она же Адамичева) в качестве радистки и, одновременно, доверенного лица группенфюрера СС Вальтера Шелленберга. С помощью агентов абвера в Москве Таврину следовало внедриться в кремлевский круг приближенных к Сталину людей и потом, при подходящей возможности, ликвидировать его.
С другой стороны, и Лаврентий Берия вел свою игру, пытаясь притянуть на свою сторону своего бывшего подчиненного, возглавившего СМЕРШ, генерал Виктора Абакумова – уничтожить Сталина с помощью того же Таврина. Но Абакумов не поддался то ли на провокацию Берии, то ли на и в самом деле серьезное предложение.
О дате заброски Таврина-Шиловой в Москву сообщила хозяйка берлинского кафе-кабаре фрау Зайферт, в подвале кафе у которой находился радиопередатчик, который долго не могли запеленговать гестаповцы. Но именно после этой последней передачи ее поймали и арестовали.
В ночь на 5 сентября 1944 года с рижского аэродрома взлетает мощный секретный самолет «Арадо-232», специально изготовленный по заказу абвера для заброски диверсантов за линию фронта. Но попавший под обстрел, самолет вынужден сделать аварийную посадку в смоленских лесах, не долетев до назначенного квадрата. После чего Таврин с Шиловой на мотоцикле, находившемся на самолете, направились в сторону Москвы, но слегка заблудились.
Одновременно, из Москвы поступила команда перехватить диверсантов. Все близлежащие отделения милиции были поставлены «на уши». На одном из милицейских постов мотоцикл с диверсантами остановили, по особым приметам вычислили, что это именно те, кого и должны были поймать. После первоначального допроса на месте, Таврина с Шиловой отправляют в Москву. Их долго допрашивали, а потом Абакумов принимает решение попробовать перевербовать диверсантов, пообещав за это оставить их в живых. Первой сломалась Шилова – было важно, чтобы в Берлине узнали ее «почерк» радистки. Таврин, поняв, что Германия все равно уже проиграла войну, также соглашается работать на СМЕРШ. Начинается радиоигра «Туман» с немцами, которые тоже вели свою игру под названием «Возмездие» и в обеих играх главным действующим лицом был один человек – Петр Таврин. Игра продолжалась до апреля 1945 года.
Тем не менее, Абакумов не выполнил своего обещания – в феврале 1952 г. на закрытом судебном заседании Военной коллегии Верховного суда СССР без участия государственного обвинения и защиты Петра Шило и его жену Лидию Адамичеву приговорили к высшей мере наказания, приговор привел в исполнение спустя месяц.
Их дважды пытались реабилитировать (последний раз в 2002 г.), но оба раза в реабилитации было отказано.