Рецензия

Вы здесь

Убывающей Луною –
Рот Пьеро…

С. Аршинов

В этом мире существует тонкая незримая нить, связывающая всех поэтов между собой, – так в одних голосах сегодня мы слышим отголоски поэтов Серебряного Века, в других – Золотого, но при этом задача каждого нового голоса привнести в огромный цветной (нерукотворный, но непрестанно ткущийся) ковёр поэзии что-то своё, присущее только ему.
На творчество Сергея Аршинова, как мне кажется, в большей степени повлияло поэтическое наследие А. Блока. Конечно, в сборнике читатель найдёт и стихотворения, посвящённые и другим поэтам – А.С. Пушкину, С. Есенину, А. Вознесенскому, Е. Евтушенко, но в отдельную часть книги Сергей выделил именно посвящения Александру Блоку, да и любимые персонажи в стихах Сергея – «Пьеро и Арлекины», живущие в «современном балаганчике»:

...Толпа, проглотив надежду,
Ринется в гардероб.
Там верхнюю всем одежду
Раздаст усталый Пьеро.

Что объединяет Сергея Аршинова с великим поэтом Серебряного Века? Ответ звучит в строках стихотворения «Александру Блоку»:
Опять влечёт тоска невнятная
К тому, чего на свете нет...

И кажется, что следующие строки этого же стихотворения, которые относятся к последним дням жизни А. Блока, Сергей будто прочувствовал сам и пишет о себе и о Блоке одновременно:
Поэту не хватает воздуха,
И дни поэта сочтены...

Сами же поэты, вернее, их сердца, по словам Сергея, похожи на марионеток в кукольном театре судьбы:

Поэтов сердца
Ахиллесовы,
Подвешенные
за ниточки...

Мир в стихах Сергея предстаёт довольно-таки жестоким и мрачным, где «все к кормушкам стремятся», очень часто автор режет слух жёсткостью и не старается её сгладить, потому что Слово должно быть живым:
Когда умирает Слово,
На смену приходят штампы…

И Сергей буквально жонглирует живыми словами в стихотворении «Морфы формы», посвящённое поэту Славе Лён:

Заела
Егоза.
За тело:
Тело за.

Ещё один лейтмотив сборника – созвучие души Сергея с наследием В. Высоцкого, И. Талькова и В. Цоя, а также с «героями ленинградского подполья 80-х», ведь автор признаётся – «группа крови одна»:
Прошлое прогоркло,
Пора, пророк!
Порка порока.
Русский рок.
***
И писать на заборе:
«Ты не умер, Тальков.»
***
Кто хочет быть таким, как Цой?
Попробуй стать самим собой.
Останешься самим собой –
Ты станешь Цоем.

Конечно же, многие стихи этого сборника посвящены известным людям, но мы находим и слова, обращённые к обычным простым смертным, близким и знакомым автора, которых он не только вспоминает, но и просит о них у Бога, что не может не вызвать уважения читателя:
Просто прошу Родину:

Радости дай родичам.
Всей семье дяди Володиной,
Дяди Толи сиротам-дочерям.
Слёзно молю Провидение
дать матерям просимое.
Там – Антонине Сергеевне,
Здесь – Антонине Васильевне.

Кто же такой, Сергей Аршинов? Его портрет чётко вырисовывается (строчка за строчкой) в стихотворении «21 сентября 2009». И вот пред нами предстаёт его Храм Души, в который мы осторожно заглядываем в чуть приоткрытую дверь, ведь этот Храм обычно «закрыт от взглядов посторонних», и первое, что бросается в глаза, – царящий в нём полумрак, дающий ощущение горечи, обиды, опустошённости и усталости:
Мой взгляд угрюм, на сердце милосердья –
Тяжёлый груз.
Темно от дум…
***
Мне чашу предлагает
На дне печаль.
***
Никто, обидев, не просил прощенья,
А я просил.

Несмотря на, казалось бы, полное разочарование и безысходность, мы внезапно находим слова, свидетельствующие о том, что автор всё-таки принимает жизнь и свою судьбу такой, какая она есть, что удаётся далеко не всем людям:
А я шепчу, что жизнь, на самом деле, –
Так хороша.

Действительно, сложно не потерять надежду на светлое будущее, когда жизнь постоянно хлещет тебя «наотмашь по щекам», в то время как кому-то даётся всё в этой жизни легко и очень просто, но Сергей Аршинов продолжает надеяться, верить и любить, и, как мне кажется, неслучайно выбирает для читателя последнее стихотворение в книге, где сопоставляет себя с образом «идеального парня» своей девушки:
Всё делает он лучше,
Гораздо лучше меня.
Мне кажется, он – лучик,
А тёмное царство – я.
<…>
Но пусть та моя девчонка
Полюбит всё же меня.

Стихотворение названо автором «Детские стихи» не без доли иронии над самим собой, но сразу же после его прочтения вспоминается фраза Христа: «Будьте как дети, ибо они наследуют Царствие Небесное…»
В заключении хотелось бы процитировать ещё одни мудрые строки Сергея, которые говорят о его долгих поисках смысла жизни и простом найденном им ответе как для себя самого, так и в качестве пожелания всем людям на земле:

А вы просто живите.
Надо жить, чтобы жить.

Александра Крючкова,
поэт, прозаик, член Союза Писателей России
лауреат международных конкурсов в области литературы

Рецензия от: 
Александры Крючковой